Клуб для семей Family365.ru – это возможность вести дневник, общаться, писать в сообщества, получать баллы и менять их на призы и подарки. Цель – объединение семей, поддержка родителей, обмен личным опытом, получение квалифицированной помощи у экспертов.


Чтобы использовать возможности клуба —

Регистрация

Я знаю пароль


Регистрируясь, вы соглашаетесь с Пользовательским соглашением

Досуг и путешествия

Интровертам Индия как рыжий кот аллергику – строго противопоказано!

Интровертам Индия как рыжий кот аллергику – строго противопоказано!

Алена Паранина провела на ГОА 11 дней и сделала несколько заметок на каждый день. И пока мы любовались первым снегом, она испытывала свою психику на прочность.


Наше путешествие началось с шока :)

День первый

До сего момента такое скопление людей на квадратный километр я видела только на главном майдане на Сабантуе в Березовой роще. Причем, как выяснилось, наши – тишайшие люди, даже те, кто с перепою. Тут все голосят до звона в ушах. В наших, русских ушах. Им, по всей видимости, прекрасно.

Побережье – муравейник! Ялтинская галька в разгар сезона, где, как я считала, все сидят друг у друга на головах, всего лишь пустынный пляж. Самые умные – городские бродячие мохнатые дворняги. Жарко – легла в прибой, охладилась. Милота! У входа на пляж районный отдел полиции – покосившийся ларек с призывной вывеской: «Полиция. Чем могу помочь?»

Не знаю, куда они девают своих женщин, но на улицах и на пляже практически одни мужчины. Маленькие, худые, черноволосые, смуглые до синевы.

Я почувствовала себя мартышкой из цирка – местные подскакивают, становятся с нами рядом, благоговейно заглядывают в глаза, просят с нами сфотографироваться.

День второй

Правила дорожного движения? Не знаю, не слышал… Идешь по улице и перманентно виляешь на обочину, чтобы не попасть под снующие в толпе мопеды. Двигаешься вперед, никого не трогаешь, и в какой-то момент просто чувствуешь, что мимо проходит мохнатый бок, чуть тебя толкает… спасибо, что не наступили копытом на ногу. Худющие горбатые индийские коровы ходят в той же толпе людей и мопедов.

Индусы катастрофически ленивы, хотя, может, просто расслаблены — из каждой подворотни сладковато тянет коноплей.

Чтобы допроситься: «Поменяйте белье в номере, принесите пиво под зонтики», – семь потов сойдет. Их не подхлестывают даже чаевые.


По дороге из отеля на пляж ходим через жилые кварталы. Есть милые дома к колониальном стиле, оставшиеся в наследство от былых португальских времен на ГОА (в отличии от всей Индии, которая была английской колонией, штат ГОА забрали себе португальцы). Во двориках ну оооочень грязно. Кучи мусора никого не смущают. Кругом между домами и ближе к пляжу – лачуги из палок и пальмовых листьев. В них тоже живут люди. Амбре – ужасающий.


День третий

Мы приехали в Индию слегка в неурочный час. Четыре дня назад у них без объявления войны случилась денежная реформа. Одним днем вывели из обращения старые купюры. Сейчас действительны только новые. В банках километровые очереди, на банкоматах висят таблички – Empty. («Пока верстался номер» – с каждым днем будет только хуже. Чувствовали себя орангутангами – есть рубли и доллары, поменять не можем, в строке ИТОГО – временно неплатежеспособны.)

В уличных обменниках белым туристам норовят всучить купюры старого образца, завлекая неимоверно щедрым курсом обмена. Если в лучшие времена курс обмена – один рубль равен одной рупии, а за доллар – 69 рупий, то сейчас, если поменяли 64 рупии за доллар, считай, тебе очень крупно повезло.

Ужин в кафе на двоих, если без алкоголя – 500-700 рупий. Если брать королевские креветки – 1000-1200. Все очень вкусно, но ооочень остро.

Если успеешь сказать – without spice, сможешь хотя бы съесть свою еду и не обжечь нёбо и дёсны. Бутылка легендарного местного рома Old Monk – 175 рупий в магазине, 600-800 рупий в кафе.


День четвертый

Дороги, собаки, товар в уличных лавках — все покрыто красной пылью. Это пылит индийская земля цвета терракотового кирпича. На белой одежде, если попадает капля воды, остаются пятна, похожие на разводы запекшейся крови. Большой привет и благодарность русскому хозяйственному мылу 72% привезенному с собой — всё отстирывает без следа.

Нельзя пить воду из-под крана и заказывать в кафе напитки со льдом. Мы взяли с собой форму для льда, в номере морозили сами. Очень выручает!

В барах пили фреш, ром и вино теплыми – «Without sugar, withoutice». Они во все безалкогольные напитки по умолчанию кладут сахар, а в алкогольные — лед.

Жара нестерпимая. Есть особо не хочется. Наш традиционный обед в номере – бутылка легкого индийского фруктового вина, мандарины, манго, крошечные бананчики, пара круасанов. Разделываешь ананас – сок течет до локтей.

Фрукты тут, безусловно бесподобны. И дело не в том, что они в два раза дешевле, чем у нас. Они сладкие, сочные, спелые. Мой русский is too poor, чтобы передать всю палитру гастрономических индийских восторгов! Солнце, лето, жара. Это ноябрь, детка! Не верится вовсе.


День пятый

Сегодня полностью на пляже. В самом близком небе, прямо над зонтиками и шезлонгами мелкие ястребы дерутся с воронами. Да что там дерутся – первые тупо щемят вторых. Кстати, эти же вороны в отельном ресторане за завтраком нагло воруют еду с тарелок.

Индийский океан – мощь! Ни разу не бирюзовый. Он грозный, серо-голубой, с огромными волнами. Меня, за недостатком массы, мотыляло волной в прибое взад-вперед как щепку. Вчера было полнолуние, отлив-прилив были величественно огромны.

Все пляжи на ГОА общие. Гоанцы – рьяные борцы за сохранность своей природы – регулярно и вполне успешно протестуют против того, чтобы отели отгораживали и застраивали береговую линию.

Пляж муниципальный, чтобы получить лежак или шезлогнг – плати. На пляже масса шейков. Это местные кафе под пальмовыми листьями с сомнительной едой и очень грязными стаканами. Возьми еду или фреш – получишь шезлонг бесплатно. Мы предпочитали платить за шезлонги без еды.

Загар ложится красноватый, словно терракотовая индийская земля и здесь обозначает власть своими оттенками.

Хожу по пляжу топлес. Тут это вполне приемлемо. Ни европейцы, ни соотечественники, к их чести, не ведут ни ухом ни рылом. Индийцев мой ненаглядный гонял от меня палкой. Словно дикие дети гор. Глазели – мама не горюй.

Сами индийцы ведут себя на пляже очень специфично — в песке швыряются как щенки, в волнах прыгают как дети. Купаются в море почему-то в одежде.


День шестой

Нам потребовалось пять дней, чтобы привыкнуть к всеобъемлющей лени, грязи и разгильдяйству. Забить на всё это, создать свой маленький комфортный рай и начать наслаждаться. Мы нашли вполне приличные рестораны, где не просто вкусно, а еще и понятно. Есть меню на ломаном условно русском.

Мой английский, взлелеянный спецшколой, выглядел как грамматическое излишество. Индийцы курортных зон – полиглоты. Знают по пятьдесят-сто слов на трех языках. Мешают их по принципу вавилонского столпотворения. Родной язык жителей Гоа – конкани. Адская смесь хинди, португальского и английского. В 1987 году конкани, после многолетней чиновничьей борьбы вошел в перечень восемнадцати государственных языков Индии (ВОСЕМНАДЦАТИ, Карл!).

Недалеко от отеля есть рынок. Лучше идти туда с утра. Поплыло в глазах — во второй половине дня я не могла пронести между рядов и прилавков свой нюх таможенной ищейки. Выворачивало от запаха полежалых на солнце креветок, камбал и акулят. Рынок передвигаем в планах на утро грядущего дня.

Индианка прямо на рынке собирает на нитку и продает гирлянды из шафранов всех цветов и оттенков — «на счастье, от сглаза, на удачу, для успеха, для денег, для защиты».

Индусы охотно их вешают на ворота домов, на решетки радиаторов машин, на маленькие алтари с Буддой внутри своих магазинчиков.


День седьмой

О да! Мы рисковые ребята – мы ели после заката солнца на улице аутентичную еду для местных с передвижных лотков. Мы делали это три раза! Потом наша смелость кончилась. Это случилось, когда мы увидели, как шеф-повар, гуру уличной газовой горелки, прежде чем положить нам нашу порцию, взял тарелку отужинавшего индийца, смахнул с нее своей коричневой промасленной тряпкой следы прежнего ужина, и сервировал нам сюда же нашу порцию.

Жареные в кари булки, кинза в странном гороховом соусе, красный лук, картофельные шарики с чили и пророщенные и обжаренные во фритюре зерна неясного происхождения – да, у нас всё было! Они видели, что мы белые, мы исправно твердили «without spice», но во рту горело пожаром. Страшно подумать, что они кладут для своих. Old Monk крепосью 42% хранил наши души. И желудки.

На каждом пяточке с аутентичной едой есть адская машина. Она страшенно воняет дизелем, скрежещет железными шестернями инквизиции и гонит тростниковый сок. Ума хватило – пить не стали. Only photo.

В магазине, или в отеле, или в лавке понятия «клиент» с соответствующим отношением к нему не существует. Торговцы индусы разговаривают друг с другом или по телефону, вместо того, чтобы взять у тебя твои деньги, которые ты им принес и дать то, что ты просишь. Они считают, что их благосостояние никак не связано с необходимостью напрягаться и работать. Им все дает бог. Поэтому, особо и не напрягаются.


День восьмой

За 450 лет своей колонизации португальцы так и не смогли насадить гоанцам ни свой быт, ни свою религию. Португальские дома, католические храмы, пальмовые лачуги, буддийские часовни – все вперемешку.

На всех хижинах и дворовых постройках рядом даже с приличными домами повсеместно красуются огромные куски синего полиэтилена. С июня по сентябрь в Индии наступает сезон дождей. Жизнь замирает – не работают аэропорты, закрыты отели и рестораны. Индийцы накрывают свою хижину с головой этим синим куском непромокаемой ткани и стоически пережидают непогоду.

На улицу носа не кажут – там холод и непогода – плюс двадцать градусов по Цельсию. Сидят в домиках, едят свою сушеную рыбку, которой запаслись заблаговременно.

А пока сезон – на Гоа гуляют и днем, и ночью. «Дети цветов», облюбовавшие Гоа в шестидесятые ввели моду на ночные пляжные вечеринки. Дресс-код – купальник и гирлянда из живых цветов на шею. Без купальника можно, без цветов – нельзя!


День девятый

Через два дня домой. Черпаем лень и расслабленность большой ложкой и бросаем через плечо, чтобы не утонуть в них. Пришло время подарков и сувениров – торговаться и еще раз торговаться.


И снова про рынок. Торговцы на рынке кричат как на пожаре. Сбавить их цену вдвое – это практически правило этикета. Смог сбить втрое – ты молодец. Черный индийский чай, сочные живые, готовые бежать своими ногами ананасы, специи, индийский хлопок и индийский кашемир – хиты продаж.

Когда-то Васко да Гама и иже с ними приезжали открывать и покорять Индию, и за побрякушки и нитки сомнительных бус выменивали неземные дикие ценности.

Сейчас, получается, возвращаем ментальные долги – увозим отсюда побрякушки и этнические сумки, оставляя им вполне себе весомые американские рубли.

Фрукты, овощи, рыба, креветки, футболки диких расцветок, чаи на развес в огромных банках, индийское серебро, которое и не серебро вовсе – все сплошняком в одной куче. Горками красиво разложены разноцветные специи на прилавках. Их россыпью брать нельзя. В местном влажном климате на жаре специя в открытом виде теряет большую часть аромата за несколько часов.


День десятый

Индийцы одеваются очень ярко. И мужчины, и женщины. Если идет группа индийских парней, приехавших на побережье на отдых – все в ОДИНАКОВЫХ футболках с пляжной ГОАнской атрибутикой. Зачем они это делают, мы не поняли. Иногда дикими всполохи в толпе голубые, лиловые, розовые сари. Есть особо утонченные, практически высокая мода по-индийски – лосины под сари и палантин вокруг шеи одинакового ядовито-розового или оранжевого цвета.

На дорогах часто встречаются дикие автобусы. Пугающее сооружение с тонированными стеклами и решетками со всех сторон. Клетка на колесах.

По улицам кроме адских местных автобусов, снуют потрясающие местные тук-туки – маленькие трехместные мото-рикши. Трясет, воняет, подпрыгивает. Правил не знает, и даже не снисходит до них.

Сегодня был экшен прямо в отеле. На территории много кокосовых пальм. Случился сбор урожая – черный мальчишка с повязкой из куска простыни на ногах с помощью этой самой повязки залез на пальму на высоту пятого этажа и собирал кокосы. Ну как собирал… срубал их огромным мачете и бросал в бассейн. Потом собрал сачком в тележку и увез. Наверное, продавать на базар.

День одиннадцатый

Рис с рыбным карри для гоанца – это как нам хлеб с маслом. Символ счастливой сытной жизни. Черный, коричневый, бурый, красный, персиковый, серый, желтый, кремовый, и пять белых – дальше я со счету сбилась. У хозяйки, продающей на рынке рис, на лотке я насчитала больше пятнадцати разноцветных горок.

Кухня – единственная сфера, где на Гоа ощущается влияние португальцев. Самое знаменитое гоанское блюдо из свинины – вандалу.

Название произошло от традиционного португальского Вино д`алос («Чесночное вино» — жаркое из свинины с добавлением чеснока и уксуса). Гоанцы для виндалу обжаривают чили, куркуму, кориандр, гвоздику и кучу других специй. Когда виндалу жарят на открытом воздухе на огромной сковороде – в нос бьет похлеще нашатырки. Я чуть не задохнулась.


Мы улетали из Индии рано утром. В пустынном, непривычно тихом городе нас провожали, оторвавшись от своей трапезы на городских помойках, только бродячие собаки и коровы, да низкое рассветное солнце, непривычно припудренное туманной дымкой.

Ребята! Соберетесь в Индию – звоните в телефон, я расскажу вам лично в уши ТАКОЕ!!! ))) Никто не возвращается из путешествия прежним!

Алена Паранина / Facebook

0
225
14:38
А когда мы были на Гоа, продавцы наоборот так впихивали свой товар, что приходилось убегать от них. Некоторые даже бежали следом :stuck_out_tongue_closed_eyes::stuck_out_tongue_closed_eyes: А среди продавцов, которые ходили на пляже была знаменитая фраза, давай мне бизнес чуть чуть сегодня :stuck_out_tongue::stuck_out_tongue:
Загрузка...