Дети

Как мы прощались с Сиськой. Часть 2

Как мы прощались с Сиськой. Часть 2

Для тех, кто пропустил первую часть

ЧАСТЬ 2. ВВОДНЫЕ

А в самом конце апреля я почувствовала уверенность, что время пришло и начала готовить всех нас. Яра — к бессонным ночам. Злату — к тому, что настало время отправиться сисе к другим маленьким деткам. Себя — к увеличению временных и творческих ресурсов на период ее засыпания. По большому счету, всё это время мой личный цейтнот заморозил нас на первой части. Но это дало возможность молоку перестать вырабатывать литры, а Злате жить счастливо без дневных присасываний.


ЧТО И КАК ДЕЛАТЬ

  • уменьшить количество вырабатываемого молока до 0, то есть объем уменьшения даже чуть меньше, чем на первой недели: сократить объемы горячего питья, продолжить пить настой шалфея (который уже полюбился)
  • научить ребенка уходить в сон с удовольствием без сосания вообще: “Сися ушла к маленьким деткам, будет им давать молочко. А тебе я расскажу сказку, и ты можешь держать ее ручками”.


ЧТО В ИТОГЕ ПОЛУЧИЛОСЬ

Получилось всё. Сейчас идет 12 день новой жизни. Ночные просыпания свелись практически на нет (так, проснется, попереворачивается, поворчит — и засыпает). За все это время, в самом начале, у нее было пару попыток ухватить сосок, но очень неуверенные. Это новое правило она восприняла с таким же уважением, как и первое ограничение. Первые пару дней при засыпании она страдала в голос по минут 15, потом перестала, отвлекаясь и развлекаясь моими текстами. И да, уход на сон — каждый раз приключение. Может заснуть под книжкой, на мне, при свете, одна на кресле кверху попой. Может и нормально, под одеялком и уткнувшись в меня спиной.
Я стараюсь все рассказы, чтения вывести на счет: мы считаем пингвинов, подарки, книги на этажерках, перекрашенные розы, деревья. Этот счет действительно уматывает — пару раз я засыпала раньше нее.

Это действо может занимать 10 минут, может час, что чаще. По поводу груди все опасения спали, хотя в самом начале эта сторона вопроса была самой неизвестной и мало управляемой. Грудь ее больше не интересует: сегодня с утра она заявила, что теперь у нее есть “мококо” и чтобы я его попробовала. Лифчики и футболки время от времени становятся мокрыми, но комки не собираются.


ВЫВОДЫ

В связи с таким благополучным развитием событий рекомендую:


  1. выжидать 2-х лет,
  2. постепенно учить дистанциям (отдельная кровать и садик),
  3. сначала убирать дневные кормления,
  4. потом ночные.
В этом случае адаптация и для ребенка, и для груди (что также важно) будет мягкой. Ну и во-вторых: практика подтвердила теорию: ключевое — уверенность в решении, уверенность в адекватности и экологичности своего и ребенкиного организмов.


Дневник

23 апреля
Пошли в кровать на дневной сон, сообщили, что сися ушла и ожидаемо получили златин обидный плач. Не истеричный, просто обидный. Песенки не катили, стихи не катили, поглаживания тоже. Нет, она отвлекалась на тексты, но через какое-то время снова пропадала в своей обиде. Ярослав не выдержал, так как пытался на соседней кровати уснуть и чуть не испортил мне весь план: сказал, что если ты, Злата, не готова, то давай заберем сисю обратно. На что я, конечно, пошипела и выгнала из комнаты. Еще раз переживать эти полчаса обиды? Не за что? Еще через минут 10 заснула под “Алису в стране чудес” в моей импровизации и с головой под одеялом. Вечером страданий было меньше. И снова “Алиса”. Проснулась, как обычно, пару раз, заснула совсем быстро, найдя сисю рукой.

24 апреля
Дневного сна не случилось. Что, в принципе, неудивительно, так как выходные дни не выматывают ребенка так, как подъем в 7 утра и туса в садике в будние. Вечером уснула под ту же “Алису”, рассказанную раз 6 и активный петтинг моих к этому времени уже очень налившихся сисек. В отличие от первого раза, когда они были в комках к концу первого дня, здесь комки появились к концу второго. Сцедилась “до облегчения” (как пишут интернеты), но что бы было понятнее: 3-4 нажатия на каждую грудь, при этом комки, конечно, остаются, но становятся менее напряженными.

25 апреля
Снова нет никаких проблем с ночными просыпаниями. Ворчит пару минут, потом находит грудь руками, засыпает. Днем уснула. Лезла в кровать со словами “Еще Алиса”. Грудь моя ого-го. Головой страшно, не перейдет ли это все в медицинскую область, но фоном очень сильная уверенность в том, что природа не дура. Никаких перетягиваний, никаких таблеток (мне кажется, если это и нужно, то для для экстренных отлучений). Ярослав сформулировал интуитивное: сцеживайся, но с каждым днем все меньше и меньше, тогда грудь продолжит плавное снижение своих объемов.

26 апреля
Днем не уснула. Вечером уснула с Ярославом под его сказку о Мумитроллях. Впервые в жизни уснула так (не в машине, не в коляске) с папой.

27 апреля
Снова не уснула днем. Сложно. Не столько от того, что я вся выложилась на предсонные тексты, а от ожидания, что у меня будет пару часов личной тишины. Утром я ездила в офис и вообще неделя была последней рабочей, а значит полной работы. Вечером случилось обострение. В кровать ни за что не хотела, залезла в шкаф и успокаивалась только там. В шкафу, в темноте. Сердце Ярослава не выдержало и он принял удар на себя: несмотря на ее серьезное сопротивление, взял на руки и как-то (не знаю, не видела, он делал это в кухне) она уснула у него на руках. Впрочем, спала нормально. Обычные два раза: в часа четыре утра и совсем уже перед просыпанием, между 6 и 7. “Алису” после этого дня она больше не просила. Засыпала под подсчеты чего-нибудь (100-200) на своей кровати, в четыре утра я забирала ее к себе и она уже быстро засыпала рядом со мной.

остальные дни
Через два дня мы поехали в гости к бабушке-дедушке. Ночные просыпания свелись практически на нет (так, проснется, попереворачивается, поворчит — и засыпает). За все это время, в самом начале, у нее было пару попыток ухватить сосок, но очень неуверенные. Это новое правило она восприняла с таким же уважением, как и первое ограничение. Однако уход на сон — каждый раз приключение. Может заснуть под книжкой, на мне, при свете, одна на кресле кверху попой. Может и нормально, под одеялком и уткнувшись в меня спиной. Я стараюсь все рассказы, чтения вывести на счет: мы считаем пингвинов, подарки, книги на этажерках, перекрашенные розы, деревья. Этот счет действительно уматывает — пару раз я засыпала раньше нее. По поводу груди все опасения спали, хотя в самом начале эта сторона вопроса была самой неизвестной и мало управляемой.

Автор:
Марина Пронина
1234
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...