Ортопед Владимир Кенис: Природе не нужно помогать. Часть 1.

Ортопед Владимир Кенис: Природе не нужно помогать. Часть 1.

«Стельки и обувь влияют на форму стопы ребенка так же, как шапка на форму его головы»

Ортопед, обувь, Владимир КенисВладимир Маркович Кенис– заместитель директора ФГБУ «Научно-исследовательский детский ортопедический институт им.Г.И.Турнера», руководитель отделения патологии стопы, нейроортопедии и системных заболеваний, д.м.н., член Европейского общества детских ортопедов и Американской академии церебрального паралича.

Часть 2 / Часть 3


– Все родители малышей проходят испытание нелегкой борьбой между жестким задником и мягкой подошвой. Должен быть жесткий задник у обуви, когда ребенок учится ходить? Или правы западные врачи, которые говорят, что нужно ходить босиком?

– Человеческая стопа сформирована для ходьбы босиком. Человечество носит обувь в нынешнем понимании этого слова последние лет 500, наверное, а в России так вообще лет 200. Еще совсем недавно вся Россия ходила в лаптях, в них не было никаких задников – ни высоких, ни низких – и люди не вымерли от плоскостопия.

Формирование свода стопы к обуви не имеет вообще никакого отношения.

Свод стопы – это генетически запрограммированный элемент ее анатомии. Биологически стопа приспособлена только к ходьбе босиком.

Один из великих современных американских ортопедов сказал: «Стельки и обувь влияют на форму стопы ребенка так же, как шапка влияет на форму его головы». То есть никак! Изменить к лучшему форму стопы обувью точно невозможно!

Откуда взялась эта история с высокими задниками? Был эмпирический постулат, что если задать некую канву для роста стопы в виде высокого задника или супинатора, то стопа будет развиваться по этой канве, но это не подтверждено ни одним исследованием.

Чтобы примерно представить себе аналогию, можно вспомнить историю с горчичниками и банками. Если 30 лет назад ребенок начинал кашлять, к нему приходил педиатр и назначал ему горчичники или банки, или и то, и другое вместе. Если сейчас к вашему кашляющему ребенку придет педиатр и назначит горчичники или банки, то вы в следующий раз вызовете другого педиатра.

Вы не задумываетесь, почему исчезли горчичники или банки. А они исчезли, потому что их эффективность ничем не подтверждена, а 30 лет назад эта эффективность не обсуждалась вообще, априори считалось, что кашляющему ребенку полезны горчичники и банки. Медицина меняется, меняется она на основании, прежде всего, принципа доказательности.

Если вы посмотрите на свою ладонь, то увидите, что на вашей ладонной поверхности есть выемка, условный «свод кисти». Вы когда-нибудь носили перчатки с высокими жесткими обшлагами на кисти? Нет? Как же у вас сформировалась кисть, если супинаторы кисти вы никогда не носили? Откуда у вас эта ямка на кисти? Эволюционно у вас запрограммировано так, что она у вас есть. Величина этой выемки у всех разная. У меня она чуть больше, у вас она чуть меньше. С высокой вероятностью можно предположить, что у меня свод стопы чуть больше, чем у вас. Не исключено, что у вас есть тенденция к уплощению свода стопы, у вас лично, есть?

– Наверное. И у детей есть.

– У детей немножко другая история. Когда дети рождаются, у них есть два жировых тела: одно – на щеке для облегчения сосания, так называемый «жировой комочек Биша», другое – жировая подушка на стопе, это встроенный супинатор, который постепенно рассасывается. Если вы посмотрите на стопу новорожденного ребенка, она слегка выпуклая и пружинистая. И этот «встроенный супинатор» нужен не для того, чтобы формировался свод стопы, свод стопы формируется по другим законам, он для того, чтобы смягчать нагрузки. Если этот комочек испытывает излишнее давление, он может рассосаться быстрее.

Но в отношении супинатора в обуви есть нюанс. Вы представляете себе автомобильный руль? Когда вы берете руль, вам удобнее, когда он не гладкий, а на нем есть рельеф. Он повторяет форму вашей кисти. Похожая история с обувью – удобна та обувь, которая в той или иной степени повторяет рельеф вашей стопы, поэтому хорошая, комфортная, удобная обувь всегда с выкладкой подошвенной поверхности. Там, как правило, есть супинаторы. То же самое касается и спортивной обуви, от которой зависит в значительной степени результат соревнований – в ней всегда есть супинатор. Но не для того, чтобы у спортсмена формировался свод стопы, а для того, чтобы стопа себя чувствовала максимально комфортно и стабильно.

Есть и еще один нюанс. У детей до трех лет недостаточно сформирован толчок стопой. Дети до трех лет ходят, как бы переваливаясь. Есть английское слово, характерное для детей от года до двух – двух с половиной лет, это слово toddler, переводится примерно как «топтун», то есть ребенок, который еще не уверенно ходит. В русском языке нет одного слова, которое бы описывало такую походку. У этих детей, действительно, в связи с возрастом пока недостаточно сформирована функция голеностопного сустава.

И вот у этих детей, хотя бы теоретически, есть некое основание для ношения более высокой обуви для улучшения устойчивости. Если ребенок ходит неустойчиво босиком или в обуви с низким задником, и вы надеваете на него обувь с высоким задником, и он в ней ходит устойчивее, меньше падает, то для этой ситуации есть хоть какое-то биологическое основание для обуви с высоким задником – для ситуационного улучшения устойчивости. Максимум, когда в этом есть необходимость биологически – это до трех лет.

Недобросовестные маркетинговые ходы

– То есть, это все то же самое, как с банками и горчичниками? Но ведь ортопедическая обувь дорогая!

– Не хотелось бы подозревать кого-то в использовании некоторых недобросовестных маркетинговых ходов, но когда я прихожу в магазин покупать себе шампунь, и рядом стоят два шампуня – один обычный, недорогой, а другой для профилактики выпадения волос – а у меня есть небольшие проблемы – моя рука потянется к тому, который для улучшения, это психология. Хотя я как врач понимаю, что ничего он не улучшает, потому что если бы это было так, то лысеющая мужская половина человечества не страдала бы комплексами.

Вот мама приходит в магазин покупать обувь, и рядом стоят две пары – одна розовая, легкая, удобная – обычная, и рядом – обувь высокая, тяжелая, страшноватая и дорогая, но на ней написано, что она для профилактики плоскостопия.

Скорее всего, рука современной интернет-зависимой мамы потянется к той обуви, на которой написано, что она профилактическая. Сознание работает так: я хочу для своего ребенка сделать все, пока не поздно. Эта гипотетическая конструкция «пока не поздно» очень хорошо работает. Это большая маркетинговая ниша, где можно манипулировать сознанием.

И вообще это вопрос доверия. Если, условно, в Финляндии врач говорит пациенту, что нужно сделать то-то и то-то, то пациент это делает. Если в России врач говорит, что нужно делать нечто, то 99% пациентов, тем более мам, полезут в интернет и перепроверят его мнение. Правда?

– Конечно!

– Вот ваш ответ «конечно» очень показателен. Я уже не говорю о степени взаимного недоверия, это не касается кого-то лично, это касается именно атмосферы. Степень недоверия в обществе слишком велика.

– Кстати, сейчас очень много вещей передается от ребенка к ребенку, это в любых странах, обувь в том числе. Нормально носить обувь после другого ребенка?

– Обувь – это одежда для ноги и не более того. Когда вы покупаете трусы, вы идете к врачу консультироваться? Извините за вопрос. Скорее, нет. А с обувью столько всего наворочено!

А все очень просто, обувь – это одежда для ноги. Критерии выбора обуви для детей простые – это удобство, легкость, красивый вид и соответствие размеру.

Если вы берете обувь, где угодно, хоть на помойке, и она соответствует этим критериям, то с соблюдением элементарной гигиены делайте, что хотите. В России, и не только в России принято, что из поколения в поколение младшие донашивают за старшими, в том числе и обувь. Поэтому не нужно усложнять простые вещи.

«Можно ли покупать обувь на вырост?»

– Тем не менее, что именно в обуви может навредить?

– Навредить, не глобально, а ситуационно, например, нарушить ритм походки, усложнить жизнь ребенку может обувь, которая сильно велика. Конечно, приходится покупать обувь ребенку на вырост. Это соображение чисто экономическое, потому что стопа ребенка растет, и угнаться за этим трудно. Очень часто задают вопрос: «Насколько можно покупать обувь на вырост?» – единого ответа на этот вопрос нет.

Вот представьте себе, что вы покупаете ребенку обувь на размер больше, но детские размеры немножко другие и пропорции другие, и по сравнению со взрослым – это больше, чем на размер. Например, вам достались красивые туфли размера 38,5, а ваш размер 37. Скорее всего, вам будет не очень комфортно в них. Примерно в этой парадигме нужно рассматривать обувь для ребенка.

Очень часто можно видеть на открытках и постерах картинку, на которой маленькая девочка стоит в маминых туфлях – стопы носками вовнутрь, коленки согнуты – ребенок это делает для того, чтобы скомпенсировать неудобство ношения большой обуви. Или представьте себе походку человека, идущего посуху в ластах. Для контроля походки необходимо, чтобы длина обуви соответствовала длине стопы, не обязательно внутри, но и снаружи. Это очень часто касается зимней обуви. Вы же наверняка по своим детям знаете, что они плохо ходят в зимней обуви, потому что она велика и тяжела.

Обувь не должна быть тяжелой, высокие задники очень сильно увеличивают вес обуви. Обувь не должна быть слишком жесткой. Как ходят люди в горнолыжных ботинках? Не очень уверенно. Представьте себе ощущение ребенка, который идет в жестких ботинках с высоким задником. Много ли вы сможете проходить в горнолыжных ботинках?

– Ад!

– Примерно в таком же аду живут маленькие дети, которым надевают высоченную тяжелую обувь, еще и на пару носков.

Тамара Аделина / http://www.pravmir.ru


Часть 2. / Часть 3.

1308
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...