Беременность

Больно ли рожать? Из личного опыта

Больно ли рожать? Из личного опыта

Я заключала договор по программе «Роды с психологом», и когда ходила на занятия по подготовке к родам, которые были обязательным условием этого психолога, то она говорила мне: роды — это не больно. Правда, одновременно говорила, что боль — это нормально, она направляет и сигнализирует об определенных процессах. Здесь я сразу заподозрила что-то неладное. Больно это или нет, так ли это просто и естественно, как пишут в книгах и рассказывают в видеороликах, мне предстояло узнать только на практике.

Сказки о боли

Весь последний месяц беременности меня не покидало ощущение, что мне врут. Врут, что растяжки, которыми просто лопнул мой огромный отечный живот, пройдут. Что я красивая, хотя у меня начался гестоз, и я больше была похожа на помесь слона и бегемота. Что рожать легко, и как только я рожу, начнется новая светлая прекрасная жизнь.

Теперь я понимаю, что если бы мне сказали правду, я бы рожать ни за что не пошла. Или пошла, но с совершенно другим настроем.

Поэтому те, кто не рожали — может быть, вам дальше читать не стоит? Или все-таки стоит, потому что я постараюсь рассказать, как рожают на самом деле. Говорят, что со временем все это забывается, именно поэтому я решила написать о своих родах, пока не забыла — сегодня ровно 3 недели моему ребенку.

О начале процесса

Я знаю, что психолог и врач, и все остальные, кто был рядом в последний месяц, все делали правильно. Они настраивали меня на естественные роды, психолог обучала меня, как правильно себя вести, чтобы максимально облегчить процесс. И я старалась, настраивалась и верила. Сразу скажу, что у очень многих роды проходят именно так: естественно, с минимальной болью и кровью. Точнее через вполне терпимую боль — к облегчению и радости рождения.

Практически на моих глазах человек пять родили именно так: сначала они немного мучились в предродовой палате вместе со мной, потом достаточно быстро переходили в родовую, а потом лежали в сладостном утомлении. Но у меня все пошло не так…

Началось все в целом как по нотам. В половине четвертого утра я проснулась от того, что лежу вся мокрая. Позвонила психологу, сказала, что, похоже, отходят воды. Мы ждали роды именно в этот день — иначе их пришлось бы стимулировать, было ровно 40 недель, и мой гестоз уже не позволял носить дольше. Я порадовалась — как по часам, психолог тоже. Она сказала ждать регулярных схваток через каждые 4 минуты и тогда собираться в роддом. А пока поспать. Поспать не получилось, поскольку из меня продолжало лить как из ведра, а потом начались схватки. Они были вполне терпимыми, как мне и говорили. Где-то через полтора часа я разбудила мужа и сообщила ему о том, что рожаю. Муж, конечно, вызвался везти меня в роддом немедленно: мужчин очень пугают роды, им в этот момент трудно объяснить, что в роддоме нечего делать несколько часов, пока схватки не приобретут нужную периодичность. Я попыталась что-то поесть, но между схватками это почти не удалось. Мы вместе считали периодичность, и около 9 часов утра поехали в роддом.

Как я начала орать

Вот здесь все и пошло не так, как планировалось. Психолог появилась и сразу же ушла — ей стало плохо. Несколько раз она пыталась потом ко мне подойти, но все, что она могла — просто посидеть рядом и посмотреть, а потом снова уходила. В этот день она сама попала в реанимацию. Хотя со мной постоянно находилась врач, о психологической поддержке речи уже не шло. Тем не менее я держалась. Меня положили в предродовую, я старалась дышать, как меня учили, принимала удобные правильные позы. И все было в сущности терпимо, меня хвалили, что я хорошо себя веду, ни о каких криках и стонах речи вообще не шло. Ну да, было больно, но все это было выносимо.

Вот на этом этапе многие идут рожать, и на моих глазах, повторюсь, человек 5 с соседней койки уже отправились это делать и благополучно разрешились. Время шло, лица и животы на соседней койке менялись, а у меня менялись только кровавые пеленки, которые уносила санитарка.

Менялась и сила схваток или, может быть, просто тело устало терпеть — все-таки терпению есть какой-то передел. Жалостливыми глазами я смотрела на врача и тянула: «Бо-о-ольно…» Она же врач, она же должна мне помочь. Но она только соглашалась со мной: «Больно. Скоро пойдем рожать». «А рожать тоже будет так больно?» — спрашивала я, и та мне обещала, что нет, во время потуг уже не будет больно.

Но мы все не шли рожать… Я висела на стене, прыгала на фитболе, приседала, раскачивалась — разве что не ползала по полу на четвереньках, как делала одна из моих соседок. Потом я начала почти что падать в перерыве между схватками, настолько силы мои уже были на исходе. Ноги не держали, руки падали, глаза закрывались — и я почти теряла сознание на эту минуту или меньше, пока меня «отпускало». А потом опять накатывала боль. И тогда я начала орать.

Меня учили, что в родах кричать нельзя, обучали различным техникам облегчения боли. Но эту боль было уже ничем не облегчить, силы мои кончились, пошел двенадцатый час, как я рожала…

Я орала различные междометия, а также криком просила прощения у медперсонала за то, что я так громко ору. Медперсонал, чувствуется, видел и слышал и не такое, поэтому к моим извинениям отнесся абсолютно равнодушно. Так прошло еще около часа, мне казалось, мои мучения уже не могут быть сильнее, но тогда меня уложили под капельницу… для усиления схваток. Мало того, что лежа переносить схватки в разы больнее — усиливать мне уже было некуда (кстати, я и не заметила, что они стали сильнее). Шейка матки была полностью раскрыта, но ребенок все не собирался появляться на свет, к потугам дело не переходило.

Когда в очередной раз врач стала проверять, не идет ли головка, я услышала, как она печально говорит акушерке: «Похоже, здесь дело кончится кесаревым».

Слово «кесарево» в тот момент показалось мне равноценным слову «евангелие», не иначе. Казалось, этим кончится невыносимая боль — больше мне от жизни ничего не хотелось.

Потеря сознания

Так я оказалась на операционном столе, где меня сжала в объятиях большая мягкая бабушка-медсестра, чтобы мне сделали анестезию в спину. Сама я уже плохо помню, почему не смогла сжаться, как меня просили, кажется, к этому моменту я вообще уже потеряла ясность сознания и мышления. Но как только укол прошел по моему позвоночнику, я ощутила неимоверное, ни с чем не сравнимое блаженство — я больше не чувствовала боли. Наверное, что-то подобное ощущают те, кто рожают естественными родами, когда ребенок появляется на свет.

Правда, через какое-то время меня начало колотить об операционный стол то ли в ознобе, то ли от нервов, то ли просто измученное тело билось в истерике.

В 16.05 достали дочь и показали ее мне, успокоили, что с девочкой все отлично, она сразу закричала и вела себя молодцом.

Потом еще около часа меня зашивали, и я пела караоке под тихонько игравшее в операционной радио, чтобы хоть как-то расслабиться и меня перестало так колотить. Врачи похвалили данную инициативу, анестезиолог стоял у меня над головой и что-то остроумничал.

Тяжелое восстановление

Ну а потом была палата реанимации, где я, пока не отошел наркоз, позвонила родственникам и разослала смски друзьям, а потом были двое суток боли и слабости. Но это в целом было все нормально, к такой боли просто привыкаешь, с ней можно жить, спать, даже захотеть есть через какое-то время.

Скажу свое слово о том, о чем уже много лет спорят на разные лады все беременные и состоявшиеся мамаши: что лучше, естественные роды или кесарево.

Как человек, испытавший на себе и то, и другое. Лучше однозначно — роды. Но только роды, которые я видела, находясь в предродовой палате, а не как у меня.

В моем случае лучше было сразу сделать кесарево — уже в процессе операции оказалось, что я в принципе не смогла бы родить сама, потому что внутри у меня узкие кости, которые не пропускали голову ребенка. Было бы дело веком раньше, я бы в родах умерла вместе с ребенком, благо сейчас умеют доставать младенцев из утробы операционным путем.

Однако восстановиться после кесарева значительно труднее, чем после естественных родов. Кесарево — это сутки или двое совершенно растительного состояния, еще сутки, когда ты через боль и недомогание пытаешься сначала сесть, а потом дойти до «утки», неделя довольно сильных болей.

И вот сейчас прошло 3 недели с момента родов, а я еще так и не восстановилась, место шва до сих пор постоянно беспокоит, живот висит как мочалка.

Помимо этого, у нас с дочкой возникли серьезные проблемы с кормлением грудью, что осложнит нам обеим жизнь на достаточно долгий срок — это тоже благодаря кесареву.

Что я поняла, родив ребенка:

* Ни один мужчина не способен был бы это вынести.

Даже самые простые, легкие, даже стремительные роды — они на это не способны не только физически, но и морально. Так что мы, девочки, по-настоящему сильный пол, и на войну нам ходить не надо, чтобы доказать это. В окопе под пулями посидеть и кинуться на амбразуру я бы согласилась миллион раз, только бы больше не переносить 12-часовые схватки.

* Рожать стоит.

Это наш женский обряд инициации: родила — и перешла в новую жизнь, прошла испытание. Вот теперь ты настоящая женщина, тебе уже можно доверить хрупкую новую жизнь — твоего ребенка. А все, что было до — это девичество, глупые мечты.

* Родами действительно кончается вся твоя предыдущая жизнь и начинается новая.

Какой она будет — решать тебе. И конечно, начало новой жизни не бывает без трудностей и сомнений. Новоиспеченную маму подстерегают многие неудачи, негативные ситуации, слезы, беспокойства и снова боль. И хорошего во всем этом поначалу будет только одно — пока еще бессознательная улыбка твоего ребенка, его первый осмысленный взгляд больших удивленных глаз на твое лицо. В моей прошлой жизни было много прекрасного, но такого чудесного — не было. Ради этого и стоит вообще жить — не только рожать.

Автор:
Ольга Герцева
2104
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...